Archive for January, 2008

16
Jan
08

Теперь и в России!

Как‑то попался мне один занятный докладец под названием «Мониторинг ситуации с дискриминацией женщин в России». Сделали его феминистки совсем недавно – буквально пару лет назад. Не без интереса прочёл я эти потуги на анализ. Что вам сказать… Наши бешеные – совсем ещё не бешеные. Как волчата, играя и уморительно кувыркаясь, учатся в будущем кусать и рвать зубами чужое мясо, так наши неопытные феминистки учатся везде выискивать дискриминацию. Развивают маточное чутье на мужицкую контру.

Доклад сделан по всем западным правилам… Надо сказать, что всё, о чём говорят отечественные феминистки, включая Машу Арбатову, все тезисы, которые они декларируют в России, есть не что иное как обсоски западных идей. Тут и преувеличенные цифры домашнего насилия; и враки о том, что женщины получают меньше мужчин; и вполне большевистская идея сделать частное общим, то есть семейные, приватные отношения – сделать достоянием всего общества… Было такое при социализме, когда всем парткомом или профкомом стирали грязное бельё какого-нибудь мужика – по доносу супруги. Не было в СССР ни частной собственности, ни частной жизни. Любая партячейка могла залезть в кровать или на кухню к супругам, чтобы коллективным разумом решать чужие проблемы. Феминистки предлагают это реанимировать.

Вернёмся, однако, к докладу Феминистки очень недовольны, что средняя зарплата женщин составляет в России 63,3% от мужской. Для них не секрет, отчего это происходит: мужчины в среднем больше, чем женщины, заняты тяжёлой и опасной работой – они таскают кирпичи в строительстве, стоят у мартенов, бурят скважины, тушат пожары. А женщины предпочитают сидеть в чистых офисах, принимают пациентов в поликлиниках, учат детей, работают продавщицами в магазинах, сидят на стульях в музеях и просят посетителей ничего не трогать руками. И почему-то не очень стремятся ломать накрашенные ногти о кирпичи, водить локомотивы и мыть золото по колено в ледяной воде… И, зная все это, феминистки тем не менее набираются наглости говорить о «дискриминации» и «скрытом нарушении прав женщин». Бог им судья.

Мы-то с вами понимаем, что никакой дискриминации нет. Водителями трамваев работают и женщины, и мужчины. Водитель трамвая получает деньги в зависимости от числа рейсов. И вне зависимости от половых признаков вагоновожатого. Полное равенство! Абсолютное!.. Ну а если нянечка в детском саду получает много меньше машиниста или водителя-дальнобойщика… Никто её туда за уши не тащил, сама выбрала. А если не нравится зарплата – увольняйся, занимайся бизнесом. Или пиаром – там тоже хорошие деньги крутятся. Каждый отвечает за свой выбор сам. И получает за него деньги. Требовать, чтобы тебе платили бабки за глупую работу, как за умную, а за лёгкую, как за тяжёлую, – чистой воды инфантилизм, то есть глупость. Или феминизм, то есть подлость.

Ещё более забавно трактуют отечественные феминистки предпочтения работодателей при приёме женщин на работу. Если есть вакансия, и на неё претендуют несколько женщин, работодатели предпочитают принимать на работу не свистушек 20–25 лет, а замужних женщин 30–35 лет, имеющих детей старше 5 лет. Феминистки и это называют дискриминацией! Я так полагаю, дискриминацией женщин в пользу… других женщин.

Обнаружили феминистки в России и признаки дискриминационного сексизма. Один хозяин фирмы – вы только представьте себе! – внаглую заявил, что предпочитает принимать на работу красивых женщин: «Я владелец фирмы, и этим все сказано. Как говорится, кто платит, тот и музыку заказывает. Женщины – цветы жизни, поэтому я хочу, чтобы за мои деньги у меня работали только симпатичные девочки». Вот наглость, да? Нет бы из благотворительных соображений одних уродок страшных набрать, он ещё эстетствует! Сексист, одно слово.

Шизофреническое раздвоение у феминисток проявляется по-разному. С одной стороны, они недовольны, что в малооплачиваемых сферах соглашаются работать только женщины, а мужчины туда работать не идут, потому что им, видите ли, «семью кормить надо» (женщину, кстати, с детьми). Подумаешь! Да женщина, если захочет – сама себя прокормит! Только платите ей за низкоквалифицированную работу как мужику – за высоковалифицированную, и она себя легко прокормит! А то, что мужики не соглашаются работать за маленькие деньги – это самая настоящая дискриминация женщин, вот!..

С другой стороны, если мужик вдруг соглашается пойти работать в школу учителем, и его туда с радостью берут, феминистки и здесь видят дискриминацию: «Мужику отдали предпочтение, мотивируя это тем, что в школах и так бабское царство! Дискри‑минация‑а‑а‑а!..»

А правильно, кстати, делают, что отдают предпочтение редким героям-мужикам, идущим работать в школу: мы-то знаем, до чего доводит чисто бабское воспитание – оно может порождать только волны преступности и насилия.

…Но более всего наших феминисток бесит трезвая позиция работодателей (без разницы – мужчин или женщин), которые не хотят брать на работу беременных. Представляете, какие сволочи!

Вместо того чтобы заниматься благотворительностью – оплачивать бабе годовой отпуск, хотят иметь полноценного работника. А то ещё мать-одиночка приходит устраиваться, а её не берут, потому что она будет постоянно бюллетенить со своими болеющими детьми. Дискриминация-а-а-а!..

Все-таки стремление баб сесть кому-нибудь на шею и ножки свесить меня порой просто умиляет. Это они, видимо, так в себе самостоятельность феминистическую развивают. Я самостоятельная женщина, я всего могу добиться сама, только пусть мне платят деньги за то, что я не буду ходить на работу…

…Я бизнесмен. Мне нужен работник. Приходит беременная баба. Работать она не будет. Она хочет деньги получать. Потому что у неё ребёнок. Ребёнок не мой. Почему я должен его оплачивать?..

«Но ведь государству выгодно, чтобы были дети, будущие солдаты…» – скажут мне хором беременные девушки. Вот и идите к государству, девушки. А я не государство, я бизнесмен. У меня своя баба дома, которую кормить надо.

И не надо орать о дискриминации там, где работает простая экономическая целесообразность. Половая дискриминация – это ущемление прав по признаку пола. А если баба у человека из кармана хочет деньги вытащить, а он сопротивляется, никакая это не дискриминация, а естественная реакция на разбой.

Некоторые наглецы-предприниматели ещё хитрее поступают: в анкету о приёме на работу вписывают графу, где нужно подчеркнуть: женщина «замужем», «не замужем» или «разведённая». Знаете, в чем разница? Кадровик ответил феминисткам на этот вопрос так: разведённая женщина настрадалась и не скоро захочет снова замуж в отличие от незамужней, и потому будет больше времени уделять работе, а не семье. А если девушка недавно замужем, но детей у неё ещё нет, есть риск, что она вот-вот забеременеет…

Что сказать, грамотная кадровая работа! Однако, по мнению феминисток, это опять-таки самая настоящая дискриминация. Уточню: одних женщин (кадровик была женщина) против других женщин в пользу третьих.

…Бабы, вы уж там сами промеж себя разберитесь, кто из вас кого дрючит…

А еще феминисток очень огорчает, что наше неразумное женское сообщество не понимает всех ценностей феминизма – делания карьеры, преуспевания… Вот что сказала в опросе одна респондентша: «У меня есть подруга, она высокооплачиваемая, но у неё нет семьи, она всю себя отдала работе». Причём сказала не то с сожалением, не то с осуждением. Не понимает, дурочка, что это вот и есть настоящее женское счастье – бобылихой одинокой прожить. С мопсом вместо ребёнка. И с догом вместо мужа.

Волки с кулаками

А поблескивают зубки-то уже. Поблескивают. Порыкивает российская волчара феминистическая. Хоть и щенок пока. Вот некая Л. Завадская пишет, как рубит: «Гендерное равенство достижимо через борьбу за него, а не через миф о достигнутом равенстве…». Неймётся ей в кабинетной тиши. Пусть дуют бури социальных перемен! Кругом, по мнению российской феминистки, «продолжают существовать патриархат и дискриминация по признаку пола». Бороться и искать, найти и не сдаваться!

Что больше всего беспокоит тётеньку-феминистку? А вот что: «Если равные права закреплены в Конституции России и различных законодательных актах, то равные возможности… лишь декларированы».

Им уже мало равноправия. Теперь они хотят превышения женских прав над мужскими. Надеясь этим добиться равных результатов, чего без преференций и дискриминации мужчин, никогда не добьются – просто по своей природной неконкурентности. Я в данном случае говорю не обо всех, а о подавляющем большинстве женщин. Потому что исключения существуют всегда. Эта исключительность феминисток и карьеристок, эта их похожесть на мужчин есть не что иное, как обычное психологическое уродство, и связана с особенностями формирования плода в утробе матери, дефектов воспитания и пр. И вот эти-то сильные мужикоженщины, чувствующие в себе конкурентный потенциал, полагают, что все женщины такие. Они так полагают, поскольку люди всегда о других судят по себе – а больше им не по кому судить: человек более-менее хорошо знает и понимает изнутри только себя, и то не до конца. Человек сам для себя всегда есть точка отсчёта, начало всех мировых координат.

Вместо того чтобы поискать проблемы в себе, ответить, почему они столь отличаются повышенной возбудимостью и агрессивностью от нормальных женщин, феминистки ищут проблемы вовне. И находят. Это так естественно – обвинять других, а не себя. И тогда оказывается, что женщины выполняют роль хранительниц очага не потому, что непосредственная забота о потомстве в логове прямо соответствует животной сущности самок, а в результате глобального мужского заговора. А мужчины, оказывается, охотятся, воюют и погибают не потому, что это прямо соответствует животной сущности самца, а потому что им это просто нравится.

Основываясь на своих мифических теориях («женские науки»!) российские уродки тоже требуют квот – в политические партии, в парламент: «Догрузите принудительно женским элементом законодательную власть!». При этом их кухаркины мозги совершенно не понимают, что требование квот – это не только публичное унижение женщин (официальное признание того, что без форы бабы сами ничего не способны достичь), но и реальное ущемление прав избирателей – причём женщин, поскольку среди избирателей большинство составляют женщины! Феминистки во имя своих идей хотят отнять у женщин свободу – свободу выбора. Зная, что женщины-избиратели не голосуют за женщин-политиков, они просто хотят лишить избирателей самой возможности сделать «неправильный выбор». Избирательницы не хотят баб в парламенте? Ну так мы их и спрашивать не будем! Для их же пользы. Загоним этих тупых сучек железным кулаком феминизма к счастью.

…Феминистки только на словах хотят дать женщинам права, но наделе, как видим, эти права ущемляют…

Они обвиняют общество в сексизме. Но именно мифологичность самой основы социал-феминизма является характерным признаком сексизма! Объясняю: говоря, что женщинам нужны квоты в парламенте для защиты «женских интересов», феминистки тем самым предполагают само наличие общих для всех женщин интересов. Они верят, что у женщин есть групповые интересы! Точно так же, как антисемиты верят, что все евреи одним миром мазаны и всегда вредят гоям. Вера в групповые интересы (евреев, женщин, арийцев et cetera) – первейший признак нацизма. Феминистки не рассматривают женщин как отдельных личностей, у которых могут быть разные взгляды на разные вопросы. Феминистическая религиозно-классовая вера состоит в том, что наличие женских половых признаков уже автоматически сбивает всех женщин в одну кучу с одинаковыми предпочтениями, – разумеется, тождественными предпочтениям феминисток. И эти мифические «интересы женщин» феминистки и взяли на себя смелость защищать. От самих защищаемых. Бешеные попросту прикрываются массами женщин, не спрашивая тех ни о чём. А на деле защищают только свои иллюзии.

И если какая‑то женщина в обществе победившего феминизма посчитает, что ей хочется вовсе не того, что руководящей партии, ей же будет хуже. Предателям всегда хуже, чем врагам.

Они очень любят бороться. Любят искать везде вредительство, происки. Анализируя российскую реальность, наши подрастающие и подающие большие надежды бешеные везде находят дискриминацию и гендерное неравенство. Даже в том, что женские фамилии в русском языке заканчиваются на «‑ова» или «‑ева»!

Вот цитата из феминистического трактата, «доказывающая» это: «Окончание фамилии претендента (в списке для голосования. – А.И.)  указывает на принадлежность претендента к мужскому или женскому полу. Таким образом, система алфавитных списков является гендерно асимметричной, так как если кандидаты – однофамильцы, на первом месте в списке будет стоять фамилия мужчины, и выбор ведётся от первого ко второму месту».

Сколь блистательная игра ума! Получается, что все люди, которые носят фамилию не на букву «А» и потому стоят в списке не первыми, – дискриминированы. Предлагаю в целях ликвидации дискриминации дать всем людям одну и ту же фамилию и одно и то же имя. И пусть они состоят из одной буквы «а». Чтобы никому не обидно было.

Мать-перемать

Для меня было большим удивлением, когда я узнал, что многие российские граждане и гражданки (не феминистки – тем по штату положено) до сих пор верят в матриархат.

Они всерьёз полагают, что был на Земле такой период в истории человечества, когда женщины стояли у власти, а мужчины им прислуживали – так во всяком случае представляется матриархат обычным гражданам. Типа правительницы и высший класс – женщины, а мужики – по хозяйству прибираются,

И это ещё что! Пару-тройку лет назад одна газета (не будем делать идиотам рекламу) написала, что онанизм… вреден для здоровья. Просто поразительно, насколько живучи всякого рода антинаучные сказки. Про онанизм, от которого слепнут. Про телегонию. Про то, что учёные измерили вес души. Про матриархат…

Честное слово, писать, что Земля круглая, в XXI веке как-то поздновато уже и потому неохота. Но раз подобная безграмотность ещё существует, и раз отдельные, не шибко образованные феминистки размахивают флагом матриархата, крича: «Вот же, было, значит, можно сделать цивилизацию на других принципах!..», я немного остановлюсь и на этой теме.

«Матриархат – гипотетическая форма социального устройства, в которой семейная и политическая власть принадлежит женщинам», – так определяют это понятие словари. Первым придумал матриархат швейцарец Баховен в XIX веке. Основанием для столь затейливой придумки был анализ… античных мифов. Поскольку идея была революционна, а весь XIX век – это век революций, её подхватили: уж больно удачно новая теория подмывала устои тогдашнего общества. Всё, что подмывало устои, – было очень в кассу.

Энгельс немедленно переписал новинку к себе в «Происхождении семьи, частной собственности и государства». А оттуда она пошла кочевать, как признанная теория.

Время шло, самое пристальное внимание исследователей было приковано к примитивным обществам. Антропологи и этнологи изучали по всему миру дикие племена, стараясь найти какое-нибудь матриархатное. Матрилинейность – нашли. Власти женщин – не обнаружили. Матрилинейность – это система наследования по женской линии и отслеживание предков по женской линии. Эта штука у древних действительно была распространена. Ясно, почему: кто отец ребёнка – хрен разберешь, все приложились. А вот с матерью ошибок быть не может.

Кстати говоря, в некоторых поныне живущих диких племенах аборигены до сих пор не верят, что секс как-то связан с продолжением рода. У них нет отцов в нашем понимании этого слова! Девятимесячный срок между сексом и рождением ребёнка кажется представителям этих племен настолько огромным, что никакой причинной связи они здесь просто не улавливают. Антропологи, которые открывали дикарям глаза на связь между сексом и деторождением, были аборигенами осмеяны. Эта гипотеза больших белых братьев показалась дикарям дикой, приводимая ими в ответ аргументация против была железной: если бы секс был связан с деторождением, рожали бы только красивые женщины, а у нас рожают даже такие страшные, с которыми ни один нормальный мужчина не ляжет!.. Попробуй оспорь! Скорее усомнишься в связи секса с детопроизводством.

От «безотцовщины», как вы понимаете, один шаг до матрилинейности. Но чтобы бабы руководили мужиками… Даже предполагать такое странно, ведь у нашего вида, как практически у всех приматов, самец доминантен, поскольку он более крупный и более сильный. Соответственно, облик социальной структуры общества совершенно естественным образом стал слепком со стада приматов – с его иерархической структурой и главенством самца.

Относительно равноправное (но, конечно, же не главенствующее) положение женщин было в некоторых древних царствах-государствах. Были даже женщины-царицы. Была Хатшепсут в Египте. Были Екатерины в России. Были разные королевы в Европе… Но самка на троне – это ещё не матриархат, согласитесь. Потому что вся система общества при любой царствующей особе остается прежней системой мужского доминирования.

Легенда о матриархате продержалась почти сто лет, и окончательно наука от неё отказалась в 1950–70 годах прошлого века. И до общественного сознания эта волна еще не вполне докатилась. До советской общественности она не докатилась по причинам понятным: на территории «одной шестой» Маркс-Энгельс почти до самого конца столетия были в большом почёте и опровергать их строго не рекомендовалось. Западное же общество было слишком поражено волной феминизма, чтобы обращать внимание на науку.

Беда несчастного Бахофена, придумавшего матриархат, была в том, что он принял рассказы древних греков вместе с оценками рассказчиков. А у древних греков женщины были в сильно подчинённом положении, поэтому греческие рассказчики говорят об обществах с более-менее равноправным положением женщин с оттенком удивления: вот же баб распустили, они уже на шею людям сели!

Последний довод сторонниц матриархата – некоторые дикие племена в Микронезии и Меланезии. Мол, там женщины главенствуют. Значит, и мы можем!.. Даже если бы это было так, всё равно – совершеннейшая исключительность и первобытная дикость этих обществ говорят сами за себя.

Но разберёмся, тем не менее, чуть подробнее, что же это за племена такие. Эти аборигены живут в таких естественно-географических условиях, что основным средством для добычи пропитания у них является мотыжное земледелие. А мотыгой махать – бабский труд. Поэтому женщины там своим горбом создают львиную долю «национальных богатств». Поэтому позиция их сильна, а слово весомо. А мужики «лежат на диване» – охотятся немножко, рыбачат. За детьми не смотрят. Порой они даже не живут вместе со своей «семьей» и приходят к женщинам только на случку. Похоже на матриархат?

Я обычно не даю в своих книгах никаких библиографий ввиду исключительной лености (читателя), но тут сделаю исключение. Если кто хочет чуть более подробно познакомиться с матриархатом, отсылаю, например, к «Вестнику Российской Академии Наук», том 70, № 7, с. 621–627 (2000).

…Извините за ссылку, больше не буду…

Мужчины не плачут

Наталья Радулова – талантливая журналистка. Но отъявленная феминистка. Всю жизнь пишет про женско-мужские отношения.

– Слушай, ты вообще-то в теории феминизма подкована? – спросил я её как-то между делом. – Вот, скажем, имя Симоны Бовуар тебе знакомо?

– Ну! Считается, что её книга «Второй пол» стала поворотной в истории феминизма, начала новый этап…

– А ты сама-то её читала?

– Да нет, конечно. Для того чтобы быть феминисткой, это не обязательно. Хватит просто Декларации прав человека.

…Уверен, что и Декларацию она не читала…

Таковы они, отечественные феминистки, – где-то что-то слышавшие, до чего-то сами додумывающиеся, нахватавшиеся западных отголосков, надергавшие цитат. Одно слово – обсоски.

Идёт-гудёт зелёный шум – феминистки на Западе протестуют против использования женского туловища в рекламе. И нашим значит, подавай! Решили с рекламой побороться. В конце 2004 года какие-то провинциальные феминистки не то из Саратова, не то из Самары накатали в антимонопольный комитет жалобу на рекламу порошка «Ленор». В рекламном ролике, если кто видел, сидит тётя на работе и размышляет, что у неё дома полно стирки и надо бы прикупить порошок «Ленор». Слоган такой: «О чём думает женщина на работе?»

«Ага! – поднимают гневный палец феминистки. – Это вот, значит, как вы нас, женщин, представляете. А ведь это дискриминация – говорить, будто женщина на работе может думать о семье! На хрен ей семья эта сдалась! Работодатель, который посмотрит такую рекламу, сразу смекнёт, что женщин брать на работу нельзя, потому что они на работе о работе не думают».

Я ничуть не преувеличиваю! Именно эта фраза была сказана феминистками водной из телепрограмм (говорившая сидела в трёх метрах от меня): мол, насмотревшись такой рекламы, работодатели станут меньше брать на работу женщин, потому как подумают, что те на работе думают о стиральном порошке.

…Если это не предельный идиотизм, то что тогда предельный идиотизм?..

Впрочем, помимо идиотских высказываний есть у феминисток и точные наблюдения. Например:

– Чтобы понять, что это сексистский ролик, вставьте вместо слова «женщина» туда слово «негр» или «еврей» – и вы все поймете! «О чём думает негр на работе? О баскетболе… О чём думает еврей на работе?..» Да на Западе за такие вещи просто в суд подадут. За расизм, антисемитизм… За то, что представляете всех негров или евреев в неприглядном свете.

Хм. Действительно, похоже на расизм. Но если вдуматься… Разве по сути своей слоган «О чём думает негр на работе? О баскетболе…» – расистский? Нет, конечно, но то, что подобные, вполне безобидные словесные конструкции воспринимаются как расизм, говорит лишь о степени закомлексованности всех этих «угнетённых». О степени их инфантильности.

О чём думает мужчина на работе? О бабах, о хоккее, о пиве… Господи! Да о чём угодно! И это ничуть не обидно. Потому что думать на работе только о работе – с ума сойдёшь. Да это и просто невозможно. И о баскетболе подумаешь, и о чае, и о том, что в туалет надо бы сходить…

Почему мужчины не обижаются, скажем, на смешную пивную рекламу, где их выставляют в забавном свете? Почему мужчины не ходят по улицам с требованием запретить рекламу, выставляющую их «в смешном» свете? Или с требованием запретить использовать мужское тело в рекламе? Ответ прост.

Потому что сильный и умный никогда не обижается на шутки. А вот закомплесованный, глупый и слабый – постоянно. Чем глупее и примитивнее человек, тем легче его обидеть. Человек недалёкий и неуверенный, априори считающий себя хуже других, всегда найдет повод обидеться. Поскольку ото всех ожидает наезда, оскорбительных намеков, подсознательно полагая, что только этого он и заслуживает от мира. А белый мужчина есть белый мужчина. Цивилизатор.

Однако стоит поставить вместо слова «мужчина» слово «женщина» или словосочетание «чёрный мужчина» (негр), как тут же дерьмо попрёт из всех щелей. Визгу будет!.. У-ни-зи-ли! Ос-кор-би-ли! Расизм! Дискриминация!

Когда Черчилля спросили, почему в Англии нет антисемитизма, он ответил: «Потому что англичане не считают евреев умнее себя». Так вот, мужчинам не приходит а голову обижаться на рекламу или сексизм, потому что:

а) мужчины не считают себя глупее или хуже женщин (а женщины считают себя хуже и глупее, отсюда – обиды и требование квот);

б) мужчины не распространяют рекламный образ на себя (а зачем это делать?)

Радикал-феминистки действуют ровно наоборот: «Эта реклама унижает всех женщин, потому что представляет образ женщины не так, как, по нашему мнению, он должен выглядеть!» – вот квинтэссенция феминистических воплей.

Первая несуразица тут заключается в том, что всех женщин эта реклама не унижает – только феминисток, а остальные просто не догадываются, что должны испытывать какие-то отрицательные эмоции из-за простого рекламного ролика. Тут надо особым складом ума обладать. Быть бешеной.

Вторая несуразица: а почему, собственно, образ женщин в рекламе должен соответствовать только и исключительно тому образу, который существует в головах феминорадикалок? Есть ведь и другие – образ женщины-матери, образ женщины-домохозяйки, образ развратной шлюхи наконец. Выбор образа жизни всегда за женщиной. А выбор образа женщины – за рекламодателем, нацеленным на определённую аудиторию. Так что не надо, дорогие феминистки, всем навязывать единый образ знатной производственницы…

Однако навязывают. Причём стараются донести до каждой женщины, по ошибке чувствующей себя счастливой, что «на самом деле» она несчастна, ибо «угнетена».

Именно так это и объяснила мне Радулова:

– Я должна довести до сознания всех женщин, что их унизили.

Это называется – с больной головы на здоровую. Собственные комплексы – в чужую душу. Брызжут вокруг своей ядовитой слюной, заражая, заражая, заражая… Стараясь превратить всю страну в Дом независимости, чтобы растолковать всем женщинам, что «на самом деле» с ними «плохо обращаются».

Но что же делать несчастному государству, если какой-то группе населения некая реклама кажется обидной? А руководствоваться простым психологическим правилом: человек всегда делает выбор сам – обижаться ему или нет. И если феминистка делает выбор в пользу обиды, кто же в этом виноват, кроме неё самой? Почему рекламодатель должен отвечать за чужие капризы?

По счастью, российское законодательство устроено более разумно, чем американское, – в соответствии с нашим законом, если некто не хотел вас намеренно оскорбить, а вы обиделись, это ваши проблемы. В противном же случае можно дойти до абсурда: обижаться и подавать в суд буквально на всё. Например, мне активно не понравилась (обидела, возмутила, раздражила) некая реклама (книга, кино, картина) – запретить её! Мой разум оскорбляют феминистки – запретить их! Меня возмущает качество «Жигулей» – запретить выпуск! Мне не нравится манная каша – запретить кашу!

В России, чтобы «законно оскорбить» кого-то, нужно, во-первых, обращаться непосредственно к оскорбляемому, во-вторых, делать это в грубой или неприличной форме, либо распространить про человека порочащие сведения. Например, публичное заявление о том, что конкретный Иван Петрович Козлов – идиот (вариант: вор и пропойца) есть оскорбление. А если Иван Петрович сам узнал себя в какой-то абстрактной рекламе и обиделся – это его личные трудности. Именно поэтому наши феминистки в суды не подают, а действуют обходным маневром – с помощью внесудебной расправы – через комиссии по признанию рекламы неэтичной.

Будьте уверены, скоро российские волчицы начнут искать ведьм и в других рекламах. Например, обвинят рекламу женского белья в сексизме, потому что в ней используется женское тело. «Эксплуатация женского тела в рекламе» – это уже просто штамп на Западе.

Дошло до того, что одна из европейских фирм женской одежды нарядила в туфли, лифчик и прочие бабские аксессуары волосатого мужика и разместила его на рекламном щите с надписью: «В этой рекламе не было использовано женское тело».

Однако самое смешное не это. По закону некоторые товары, например, пиво, нельзя рекламировать с использованием образов животных. Феминистки требуют ограничить использование образа женщин в рекламе. Тем самым уравнивая себя с животными. Женщинам и собакам воспрещено…

Прибрал Господь…

Пока я писал эту книгу, в возрасте 58 лет померла легенда американского феминизма – агрессивная феминистка Андреа Дворкин. О мёртвых – либо хорошо, либо ничего. Попробую.

Андреа Дворкин была культовой фигурой всех американских феминисток. Эта здоровенная, толстая баба с несколько дебиловатым выражением лица (если не верите, попробуйте найти в сети её фотографии) ненавидела мужчин всеми фибрами своей дефектной души. Секс с мужчиной представлялся Дворкин омерзительным мероприятием. Отсюда и её знаменитая идея о запрете порнографии, так откровенно изображающей гетеросексуальные акты.

Всю свою жизнь лесбиянка-теоретик посвятила продвижению одной-единственной, достаточно примитивной мысли: порнография унижает женщину. Фамилию этой женщины лесбиянка никогда не называла, но мы-то с вами понимаем, что её фамилия полностью совпадает с той, что написана на могильном камне Андреа.

Свои личные чувства покойная пыталась натянуть на всех остальных женщин. Она полагала, что если каких-то женщин порнография не унижает, значит, они неправильно себя чувствуют. А как правильно они должны себя чувствовать, могла объяснить только Дворкин. Она была убеждена: порнография должна унижать всех женщин. Потому что она, Дворкин, так считает.

Казалось бы, в свободном либеральном обществе подобные вопросы решаются просто: если тебя порнография унижает – не снимайся в порнографии. Не снимай порнографию сама. Наконец, не покупай порнографию!.. Но поскольку свободным и либеральным американское общество назвать можно только с большой натяжкой, эти простые соображения теоретикам никогда не приходят в голову. Они хотят, чтобы все думали как они: если я не люблю манную кашу, то пусть её запретят! Запретят для всех – и для тех, кто любит, и для тех, кто не любит. Потому что Я так хочу и даже придумала для этого важное теоретическое объяснение: в манной каше противные комки.

«Объяснения» у запретителей всегда находятся самые благородные – те самые противные комки; забота о детях; борьба с развратом или еще какая-нибудь трудно формализуемая ерунда. На самом же деле все эти «объяснения» есть то, что в психологии называют рационализацией или объективизацией. Попросту говоря, облачение в словесные псевдорациональные конструкции своих внутренних страхов и комплексов. Как правило, своё животное стремление к запрету чего-либо запретители оборачивают в фантик морали, обёртку заботы о ближнем или, как в случае Дворкин, в замысловатую бумажку «унижения женщин».

Покойница была злобной закомплексованной бабой невеликого ума. И это всё, что я могу сказать о ней хорошего. Всё остальное – гораздо хуже…

Вниманию тех, кто по какой-либо причине забрел в мой журнал и конкретно в эту запись!
Если вы, по каким-либо причинам, не слышали об авторе текста Николае Козлове Никонове Александре или об этой его статье книге в частности, то имейте в виду, что текст под катом писал НЕ Я! Я не претендую на авторство, большинство текстов в моем журнале размещены с целью чтобы они потом просто не потерялись и их было легко найти. Мне. И мне было тупо лень копировать еще и ссылку на оригинал, который не факт что переживет мой ЖЖ, а может и наоборот, но не суть. И ссылки изначально не было исключительно по этой причине, а не потому что я хотел копипастом заработать какие-либо дивиденды.
Итак, ссылка на оригинал: http://nkozlov.ru/library/other/nikonov/s4611/?resultpage=13

13
Jan
08

Поздравляем!!! Вам ближе дальневосточная культура
Эту культуру еще называют конфуцианской или китайской. Вам импонирует отношение к жизни дальневосточных народов, их мудрость и сдержанность. image
Пройти тест
01
Jan
08

Идеальная сексуальная позиция в зависимости от знаков Зодиака (Триникси)

В вашей паре знаков Зодиака мужчина любит доминировать.
Поэтому така позиция будет для вас идеальной

Выбранная позиция соответствует знакам Козерог (мужчина) и Близнецы (женщина)
Пройти тест!